Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует:

Даже если утечка о скорой отставке премьера не более чем злонамеренный вброс его аппаратных противников, ответственность за нее несет сам Мишустин или те, кто заставил его заболеть публично. Степень закрытости российской власти такова, что в принципе любой чиновник такого уровня может год пролежать на ИВЛ – никто не узнает, поэтому главная сенсация и вообще главная новость о Мишустине – не в том, что он заболел, а в том, что об этом так торжественно объявили (в прямом эфире «России-24» по такому поводу даже оборвали на полуслове Сергея Собянина – акции, как говорится, вниз), и тут оба возможных варианта политически нехорошие: или в самом деле январское назначение оказалось неудачным или неуместным, или премьер до такой степени ничего не значит, что его можно использовать как живую рекламу карантина накануне майских праздников. А если он все-таки сам субъект, принимающий решения по своему поводу, то даже уход на честный больничный на следующий день после публичных поручений Путина по поводу экономики выглядит уже не самоизоляцией, а самоустранением, которое при полувиртуальном Путине оставляет Российскую Федерацию вообще без понятного федерального начальства – возможно, никто уже не понимает, кто главный в Москве, и если, допустим, у губернатора срочный вопрос, ему куда звонить, кому, Белоусову, а может, Собянину? Или Медведеву? И где формальная граница управляемости и неуправляемости системы, каков критерий – пока Путин появляется на своем экранчике? Пока Песков дает комментарии? Пока на улицах нет танков? Пока на башнях нет папах? Никогда еще, даже в самые суровые времена ельцинского аорто-коронарного шунтирования в постсоветской России не было такого ощущения безвластия. Коронавирус доказал, что Россией можно вообще не править, и никто этого не заметит

Олег Кашин — Взгляд с экрана. Кажется, Россией уже вообще никто не управляет

На тридцатый день карантина должен сказать, что окно интереснее телевизора. Примерно то же, что и Твитч. Но все еще не интереснее интернета.

А кто-нибудь может объяснить, почему эфир федерального канала «Россия 24» выглядит как говно?

Почему качество картинки и звука у ведущих ВГТРК хуже, чем у десятилетних майнкрафтеров с ютуба? Или бюджетные деньги можно только разворовать, а купить веб-камеру и микрофон религия не позволяет?

Вот загадка — определить, где стример на Твитче, а где федеральный телеканал: