Очень я падок на такие описания:

Проталкиваясь сквозь толпу, Вийон добрался до площади, называемой Двором Чудес, потому что каждый вечер тут случалось столько чудесных исцелений, сколько и в прославленном Сантьяго-де-Компостела, а если даже чуть меньше, чем в Компостела, то уж наверняка побольше, чем в не таком уж далеком Конке, славном своими чудесами и реликвиями святой Фе. Здесь каждый вечер слепцы прозревали, паралитики вставали на ноги, а немые – возвращали речь и слух, у инвалидов отрастали руки и ноги, горбуны распрямляли спины, а потом бросались в танец. Улица Трюандри была бездной нищеты, втиснувшейся меж разрушенными домами, щерящими зубы пинаклей и остатков контрфорсов, таращащих глазницы выбитых окон, с отбитой штукатуркой и сколотыми кирпичами. К руинам этим, словно ласточкины гнезда, лепились хижины и мазанки. На площади горел большой огонь, на котором готовили еду, обсуждая тут же дальнейшие планы, пили, ругались, торговали и мигом проигрывали в карты пузатые кошели; из корчем же то и дело выкатывали новые и новые бочки. Пьяная, потрепанная толпа, разогретая молодым вином и горячей парижской ночью, выла, свистела, напевала непристойные песни и опоясывала костры танцующими хороводами, что то и дело распадались, исчезали среди мусора и битых кирпичей, чтобы через миг сплестись заново.

У огня сидел цвет воровского дела. Были это карманники, взломщики, надувалы, горлорезы. Были шаромыжники, сумоносцы, фальшивые клирики, продавцы индульгенций, торговцы чудотворными мощами. У огня развлекались вагабонды, жаки, калики, побирухи, жонглеры, убийцы, костыльники, шулеры, шельмы, притворяющиеся честными людьми, напивались тут странствующие акробаты, голиарды, беглые монахи, гистрионы, менестрели, музыканты, продавцы крысиной отравы, фальшивые клеймильщики, странствующие проповедники, нищие, ложные слепцы, прокаженные, искусанные бешеными собаками, и хромцы, дальше стояли паралитики, горбуны, больные лихорадкой, притворные эпилептики, одержимцы, отпущенные из тюрем, освобожденные из сарацинской неволи, фальшивые собиратели милостыни, ложные экзорцисты, кающиеся грешники, притворные церковники, странствующие слепцы. Еще развлекались там бегарды (часть из них притворялась обращенными иудеями), симулянты танца святого Вита, хвори святого Антония, больные падучей, притворяющиеся безумцами. А также: изгои, ложные инвалиды, мародеры, грабители, странствующие сказители, сбежавшие слуги, цыгане, лудильщики, францисканцы, нищие с детьми, нищие с собаками, изводители душ из чистилища, изводители душ из ада, странствующие орденские братья и братья, в ордены вписывающие, продавцы поддельных жемчугов и колец, выбивальщики долгов, фальшивые квесторы, зернщики, акробаты и многие, многие другие…

Яцек Комуда — «Дьявол в камне»

Белой горячки долгий, липкий, остаточный след

Простая схема, кто кого изнасиловал из тусовочки дурналистов:

Здесь есть несколько совершенно примечательных моментов.

Во-первых, все акторы — сплошь замечательные люди со светлыми лицами, светочи, лучи света в темном царстве, страдающие от кровавого режЫма.

Во-вторых, теми же руками и ртами те же персонажи учат всех нас, русских Ванек, морали.

В-третьих, это бесполезно. Через неделю забудут, а через месяц Простакова обратно возьмут на МБХ Медиа или в прогрессивное издание «Пездуза», там уже пара таких же работает. Память как у золотой рыбки.

В-четвертых, и это на самом деле грустно, из-за всего этого выглядывает мощная русская хтонь. Бомжеватые мальчики и девочки, никчемные журналисты и, прости Господи, эсэмэм-менеджеры с эффективной аудиторией в пару тысяч человек, похожие на насильников, с алкогольной зависимостью родителей в анамнезе (Ростом ты короткий, / Весом ты птенец. / Много дрянной водки / Выпил твой отец), снимающие хрущобы с уютными интеллигентскими кухоньками и продавленными креслами-раскладушками, стоящими у запачканных стен, анестизирующиеся дешевым алкоголем, неспособные разобраться ни в чем и в самих себе, радостно вываливающие всю грязь в соцсети в старательном подражании metoo.

Любой идиотский стишок становится лучше, если его прочитать голосом и интонацией Бродского.

Например:

Недолго мучилась старушка
В высоковольтных проводах
Ее обугленная тушка
Пугала птичек в небесах.

Собственно, уровень поэзии одинаковый.

А Володин хорош: «Если мы с вами говорим о сильной России, то после Путина будет Путин«.

Я думаю, у Путина в секретной комнате куча своих клонов, как в фильме «Луна 2112» или «Аватар».

ГНОМ ГНОМЫЧ выглядит реально опасным:

Мне он больше всего напоминает Дэмиена из известного фильма. Ледяной взгляд человека, который поздней ночью возьмет топор и закончит шествие позитива по инстаграму.

Какая знакомая история

Третья пандемия чумы началась на крайнем юге Китая, в провинции Юньнань, когда там в 1856 г. взбунтовались мусульмане-хуэйцы (дунгане). Поскольку вымирала мятежная провинция, правительство сначала не делало ничего. А когда восстание подавили и инфекция перекинулась на центральные области страны, меры принимались только кое-где на местах. Как рассказывал китайский первый министр Ли Хунчжан, бывший тогда губернатором столичной области, в Запретный город о чуме не докладывали, чтобы не расстроить императора: «…поумирали десятки тысяч людей, а я всегда писал богдыхану, что у нас все благополучно, и когда меня спрашивали: нет ли у вас каких-нибудь болезней, я отвечал: никаких болезней нет… все население находится в самом нормальном порядке».

Чума являлась с марта по август. Если год выдавался сухим и дожди не смывали мусор, который за зиму скапливался на улицах, город наводняли крысы и мыши. Сначала эпидемия убивала их, затем, набрав силу, перекидывалась на свиней, а там и на человека. Так было много лет подряд, и в 1894-м чума наконец перемахнула границу. С января она бушевала в Кантоне (Гуанчжоу) – южных воротах страны, где к июню сгубила 80 тысяч человек. Многие, спустившись на 140 километров по реке, нашли приют у родственников в Гонконге, который тогда был британской колонией.
<…>
10 мая в Гонконге объявили эпидемию, подняли в гавани черный флаг и прекратили доступ китайцев с континента. 12-го больных из Дунхуа все же перевели на госпитальное судно, однако началось вооруженное сопротивление. Белые врачи ходили по улицам только с револьверами. Сторонники (а также, видимо, представители) традиционной медицины расклеили на стенах трущоб Тайпиншань плакаты с призывами не пускать на порог западных медиков, потому что они якобы взрезают животы беременным женщинам и вырывают у малых детей глаза. А между тем трущобы надо было обыскать, так как там явно бушевала эпидемия. Трупы уже валялись на улицах, среди полчищ дохлых крыс.

Михаил Шифрин — «100 рассказов из истории медицины: Величайшие открытия, подвиги и преступления во имя вашего здоровья и долголетия»

Что происходит вообще

New Orleans Saints quarterback Drew Brees said Wednesday during an interview with Yahoo Finance that he «will never agree with anybody disrespecting the flag of the United States of America or our country» — comments he would come under intense criticism for and would later attempt to clarify.

Brees’ initial comments came following a question on how the NFL should respond if players kneel during the national anthem this season in protest of police brutality and racial injustice and what his responsibility is as a leader during a time like this.

NFL

UPD.

Пропесочили на партсобрании: Drew Brees apologizes for comments on flag disrespect.

UPD.

Well. That escalated quickly.