Дотянулся проклятый Сталин

Ъ сообщает:

Директор русской службы «Радио Свобода» Маша Гессен приняла решение покинуть свой пост. По словам госпожи Гессен, ее желание связано с желанием сконцентрироваться на написании книги.

С нетерпением ожидаю новостей о последующем трудоустройстве и развале очередного СМИ.

Привет.

923378_487652851301952_1106235173_n

More verbal madness

В, простите, креаклах меня поражает вот какой момент: кичась своей уникальностью и всячески подчеркивая свою оторванность от плебса, наши доморощенные патриции крайне ограничены в своих взглядах и не обладают хотя бы смутно намеченными моральными ориентирами и зачатками совести.

В воскресенье в «Коммерсанте» было опубликовано большое интервью с Константином Лебедевым, заключившим сделку со следствием по «Болотному делу» и признанному виновным в подготовке беспорядков.

Креаклы моментально разразились комментариями в духе «ну и мразь», отказываясь даже внимательно прочитать текст публикации и подумать своей головой.

Меж тем, в самом начале интервью есть вот что:

Почему тогда вы решили пойти на сделку?

Я убедился, что у следствия есть исчерпывающие доказательства нашей вины. Увидел, что следствие получило явку Леонида Развозжаева. Она определила дальнейшую деятельность следствия, а так как Леня был посвящен полностью во все, то явка не оставила для следствия никаких серьезных пробелов.

Явка была написана до вашей сделки?

До моей сделки, разумеется. Мне о ней стало известно в 20-х числах октября, а мое соглашение со следствием датируется 7 ноября. Для меня очевидно, что вся эта история с судом, прокуратурой и СК — одна большая фикция. Я предполагал, что видео, прослушку телефонных разговоров и скайпа получили оперативной разработкой, и я прекрасно понимал, что решение на самом верху давно принято. И что независимо от того, как мы будем дергаться, все равно нас ждет обвинительный приговор. У меня был выбор такой: либо упереться рогом, и закончилось бы все очень печально, десятилетним максимальным сроком. Была альтернатива — признать очевидное, именно очевидное. Я ни слова в своих показаниях не соврал и никого не оговаривал. Я не дурак и понимаю, что им нужен был Удальцов. Я во всем сознался и добился отношения «Иди, мальчик, мы тебе по минимуму дадим, ты нам не интересен». Идти на рожон сломя голову, получать десятку и все равно никого этим не спасти — ну это был выбор, который достоин фанатика, но не разумного человека.

То есть, (восстанавливаю события исходя из имеющихся в открытом доступе материалов): фонтанный революционер Сергей Удальцов и помощник депутата Ильи Пономарева Леонид Развозжаев дали показания. Константин Лебедев тем временем молча следил за развитием событий. Увидев, что следствие располагает явкой Развозжаева, у Константина было два варианта — либо продолжать молчать и сесть лет на 10, либо сотрудничать и попробовать сбить срок, что он в итоге и выбрал.

Причем, согласно тому же интервью, Константин дал уже имевшиеся у следствия показания на тех людей, которые незадолго до этого буднично его предали. Отдельно стоит отметить, что в своих показаниях Развозжаев, заложил, кажется, вообще всех.

Вот уж правда, что на фоне оппозиции российская власть кажется оплотом здравомыслия, порядочности и честности.