Cirque du Gérard

Это видео настолько прекрасно, что у меня нет слов. Ни Пелевин, ни Сорокин не могут уже угнаться за российскими реалиями; их творчество превратилось в документалистику.

Смущает одно — почему рядом нет Пьера Ришара?

Additional Supply Depots required

На фоне упоительных историй про то, что минобороны NEED MOAR SLAVES из числа студентов для строительства дач генералам, вспомнил кулстори из времен учебы в школе. Кулстори, на самом деле, про патриотизм и мое отношение к вот этому всему.

У нас классе в 10–11 в абсолютно бесполезный предмет ОБЖ был включен модуль НВП (начальной военной подготовки). Модуль как бы для мальчиков, но поскольку в параллели было процентов 60 девочек, то это распространилось на всех. В 10 классе я с НВП удачно сбежал, т. к. она была на каникулах, а на 11 отвертеться не удалось.

Помимо идиотских упражнений на марширование и сборку-разборку АК-74 (ни то, ни другое я не смог сделать ни разу), были еще воспоминания учителя (оставного кого-то там, российские звания я тоже не смог запомнить) о героическом прошлом страны, дедов-ветеранов и прочее. Учитель, у которого было прозвище Мистер Пропер из-за схожести с героем известных роликов, был из тех, кого называют сейчас ватниками.

И однажды он задал нам писать сочинение про Сталинградскую битву, геройство и т. п. В ответ я бахнул несколько страниц на тему заградотрядов, гуманизма, с цитатами из Saving Private Ryan, Джорджа Вашингтона (из все того же «Райана») и Apocalypse Now.

Мистер Пропер меня долго перед всеми отчитывал, поставил в журнал шесть двоек подряд и нажаловался всем: родителям, завучам, директору школы.

Не знаю, зачем я это вспомнил.

Additional Supply Depots required

На фоне упоительных историй про то, что минобороны NEED MOAR SLAVES из числа студентов для строительства дач генералам, вспомнил кулстори из времен учебы в школе. Кулстори, на самом деле, про патриотизм и мое отношение к вот этому всему.

У нас классе в 10–11 в абсолютно бесполезный предмет ОБЖ был включен модуль НВП (начальной военной подготовки). Модуль как бы для мальчиков, но поскольку в параллели было процентов 60 девочек, то это распространилось на всех. В 10 классе я с НВП удачно сбежал, т. к. она была на каникулах, а на 11 отвертеться не удалось.

Помимо идиотских упражнений на марширование и сборку-разборку АК-74 (ни то, ни другое я не смог сделать ни разу), были еще воспоминания учителя (оставного кого-то там, российские звания я тоже не смог запомнить) о героическом прошлом страны, дедов-ветеранов и прочее. Учитель, у которого было прозвище Мистер Пропер из-за схожести с героем известных роликов, был из тех, кого называют сейчас ватниками.

И однажды он задал нам писать сочинение про Сталинградскую битву, геройство и т. п. В ответ я бахнул несколько страниц на тему заградотрядов, гуманизма, с цитатами из Saving Private Ryan, Джорджа Вашингтона (из все того же «Райана») и Apocalypse Now.

Мистер Пропер меня долго перед всеми отчитывал, поставил в журнал шесть двоек подряд и нажаловался всем. Но потом ему намекнули, что из нашей школы в армию никто просто так не пойдет и вообще иногда лучше жевать, чем говорить. После этого он обиженно заткнулся.

Не знаю, зачем я это вспомнил.

Отовсюду мы слышим стоны

Иван Федорович Давыдов, как мне кажется, прав:

Мы наблюдаем удивительную картину сейчас: усилиями депутатов страна обретает-таки новую национальную идею, о необходимости которой так долго говорили самые разные люди. Идеологию ищут наугад, контуры ее обрисовываются наиболее странными и нелепыми из принятых в последнее время репрессивных законов. Россия постепенно превращается в заповедник консерватизма, но консерватизма особого — в версии абстрактного обывателя. Мещанина, которого порочила столетиями великая русская литература. Которого разоблачал журнал «Крокодил». И реальное существование которого все-таки под вопросом.

Настаиваю: никакого плана за действиями законодателей нет. Это поиск. Это попытка угодить большинству, одновременно его конструируя. Кстати, интересный получается у них эксперимент. Что должен не любить обыватель, средний по всем показателям, что ругать, чем возмущаться, сидя за бутылкой водочки на кухне после трудового дня? Ясно — что. Пидарасов. Пиндосов. Вообще, иностранщину. Даже в речи. Бездельников, которые по улицам шляются с плакатами, вместо того, чтобы… чтобы что? Да какая разница. Как ни странно, в эту логику укладываются и курильщики, поскольку усредненный обыватель понимает, что курить вредно. Несмотря даже на то, что попивая водочку, сам смолит дешевое что-нибудь, стряхивая пепел в жестяную банку из-под килек. Это, примерно, как с «чувствами верующих». Гипотетический, а впрочем, и реальный обыватель в церковь если и ходит, то не чаще двух раз в год — на Рождество и на Пасху. Но он ведь знает, что Церковь — это святое. Чаще всего, это, пожалуй, единственное, что он достоверно знает о церкви и о собственной вере.

Однако мне за всеми судорожными метаниями все же видится некая логика. Хотя, может, это логика иррационального больного сознания, или же я просто приписываю бессвязному брожению дополнительные черты, подгоняя все происходящее под понятные мне определения — будь то Франкфуртская школа или биополитика.

4bd970135f5f0d682020575826a2802c

Отовсюду мы слышим стоны

Иван Федорович Давыдов, как мне кажется, прав:

Мы наблюдаем удивительную картину сейчас: усилиями депутатов страна обретает-таки новую национальную идею, о необходимости которой так долго говорили самые разные люди. Идеологию ищут наугад, контуры ее обрисовываются наиболее странными и нелепыми из принятых в последнее время репрессивных законов. Россия постепенно превращается в заповедник консерватизма, но консерватизма особого — в версии абстрактного обывателя. Мещанина, которого порочила столетиями великая русская литература. Которого разоблачал журнал «Крокодил». И реальное существование которого все-таки под вопросом.

Настаиваю: никакого плана за действиями законодателей нет. Это поиск. Это попытка угодить большинству, одновременно его конструируя. Кстати, интересный получается у них эксперимент. Что должен не любить обыватель, средний по всем показателям, что ругать, чем возмущаться, сидя за бутылкой водочки на кухне после трудового дня? Ясно — что. Пидарасов. Пиндосов. Вообще, иностранщину. Даже в речи. Бездельников, которые по улицам шляются с плакатами, вместо того, чтобы… чтобы что? Да какая разница. Как ни странно, в эту логику укладываются и курильщики, поскольку усредненный обыватель понимает, что курить вредно. Несмотря даже на то, что попивая водочку, сам смолит дешевое что-нибудь, стряхивая пепел в жестяную банку из-под килек. Это, примерно, как с «чувствами верующих». Гипотетический, а впрочем, и реальный обыватель в церковь если и ходит, то не чаще двух раз в год — на Рождество и на Пасху. Но он ведь знает, что Церковь — это святое. Чаще всего, это, пожалуй, единственное, что он достоверно знает о церкви и о собственной вере.

Однако мне за всеми судорожными метаниями все же видится некая логика. Хотя, может, это логика иррационального больного сознания, или же я просто приписываю бессвязному брожению дополнительные черты, подгоняя все происходящее под понятные мне определения — будь то Франкфуртская школа или биополитика Фуко.

4bd970135f5f0d682020575826a2802c