Обожаю телеграм-каналы всяких сбитых медийных летчиков из сетки Потупчик вот именно за специфическую, но такую узнаваемую манеру подачи одобренной к распространению информации:

Больше половины зараженных пользовались общественным транспортом. А 100% умерших людей пили воду. А знаете, кто еще пил воду? Гитлер! Спасибо, Оперштаб Москвы. Стараюсь выходить из дома ночью, между 3 и 4 часами утра, передвигаться по стеночке, перебежками, обвешавшись QR-кодами.

Об особенностях госуправления

Прислали приказ. Пишут, смотрите пункт 4.6 в Положении таком-то.
Нашел Положение 2016 года. Там пункта 4.6 нет.
Говорю — в нем пункта 4.6. нет.
Отвечают: «А вы смотрите Положение 2016 года. А надо смотреть Положение 2011 года. Там пункт 4.6 есть». И действительно есть.

Очень я падок на такие описания:

Проталкиваясь сквозь толпу, Вийон добрался до площади, называемой Двором Чудес, потому что каждый вечер тут случалось столько чудесных исцелений, сколько и в прославленном Сантьяго-де-Компостела, а если даже чуть меньше, чем в Компостела, то уж наверняка побольше, чем в не таком уж далеком Конке, славном своими чудесами и реликвиями святой Фе. Здесь каждый вечер слепцы прозревали, паралитики вставали на ноги, а немые – возвращали речь и слух, у инвалидов отрастали руки и ноги, горбуны распрямляли спины, а потом бросались в танец. Улица Трюандри была бездной нищеты, втиснувшейся меж разрушенными домами, щерящими зубы пинаклей и остатков контрфорсов, таращащих глазницы выбитых окон, с отбитой штукатуркой и сколотыми кирпичами. К руинам этим, словно ласточкины гнезда, лепились хижины и мазанки. На площади горел большой огонь, на котором готовили еду, обсуждая тут же дальнейшие планы, пили, ругались, торговали и мигом проигрывали в карты пузатые кошели; из корчем же то и дело выкатывали новые и новые бочки. Пьяная, потрепанная толпа, разогретая молодым вином и горячей парижской ночью, выла, свистела, напевала непристойные песни и опоясывала костры танцующими хороводами, что то и дело распадались, исчезали среди мусора и битых кирпичей, чтобы через миг сплестись заново.

У огня сидел цвет воровского дела. Были это карманники, взломщики, надувалы, горлорезы. Были шаромыжники, сумоносцы, фальшивые клирики, продавцы индульгенций, торговцы чудотворными мощами. У огня развлекались вагабонды, жаки, калики, побирухи, жонглеры, убийцы, костыльники, шулеры, шельмы, притворяющиеся честными людьми, напивались тут странствующие акробаты, голиарды, беглые монахи, гистрионы, менестрели, музыканты, продавцы крысиной отравы, фальшивые клеймильщики, странствующие проповедники, нищие, ложные слепцы, прокаженные, искусанные бешеными собаками, и хромцы, дальше стояли паралитики, горбуны, больные лихорадкой, притворные эпилептики, одержимцы, отпущенные из тюрем, освобожденные из сарацинской неволи, фальшивые собиратели милостыни, ложные экзорцисты, кающиеся грешники, притворные церковники, странствующие слепцы. Еще развлекались там бегарды (часть из них притворялась обращенными иудеями), симулянты танца святого Вита, хвори святого Антония, больные падучей, притворяющиеся безумцами. А также: изгои, ложные инвалиды, мародеры, грабители, странствующие сказители, сбежавшие слуги, цыгане, лудильщики, францисканцы, нищие с детьми, нищие с собаками, изводители душ из чистилища, изводители душ из ада, странствующие орденские братья и братья, в ордены вписывающие, продавцы поддельных жемчугов и колец, выбивальщики долгов, фальшивые квесторы, зернщики, акробаты и многие, многие другие…

Яцек Комуда — «Дьявол в камне»

Х/ф «Довод»

Такого дерьма я не видел со времен своего мюзикла «Такое дерьмо».

Нолан как будто решил снять экранизацию серии Саус Парка про фильм «Начало»:

Где происходит всякая дичь просто потому что.

В кресле кинотеатра меня удерживали только ведерко попкорна и желание посмотреть хоть что-то в кино спустя полгода. Минуте на 30 я начал всерьез думать, что, возможно, российский фильм про вратаря Галактики мог быть и получше.

Проверять я, конечно, не стал, но то, что российский (!) фантастический (!) боевик (!) «Аванпост» в тысячи миллионов раз лучше «Довода» — это точно.