(…)

Если вы хотели узнать, как выглядят эксперты из «Лиги безопасного интернета», то как обсосы микроблогеры дураки вонючие вот так:

BffKH93CQAAnN4d

Вот если б я на уроках информатики не в Quake 2 играл, а в бейсике калькулятор писал, то меня бы тоже в эксперты взяли.

Зайчатки разума [х/ф Вий, 2013]

Сон разума, конечно, рождает чудовищ, но в нашем случае сон разума породил только Олега Степченко.

На украинском хуторе Хортиця (т.к. спонсорские деньги отбивать надо) умирает панночка, дочь местного сотника. Перед смертью она просит, чтобы бурсак Хома Брут отпевал ее в течение трех ночей в старой церкви. В церкви с бурсаком начинает твориться плохое российское 3D, на третью ночь сам Брут исчезает, над хутором нависают обязательные тучи зла и беспробудного пьянства, вокруг церкви ставят частокол, а местный священник сколачивает из местных жителей агрессивную секту.

лорда Дадли сыграл Чарльз Дэнс, он же лорд Тайвин Ланнистер, поэтому ужас Грина лично мне весьма понятен

Год спустя на Украину заносит молодого картографа Джонатана Грина, сбежавшего из Англии от гнева лорда Дадли, чья дочь забеременела от Грина. Сотник нанимает Джонатана составить карту местности, а заодно выяснить, что на самом деле произошло в старой церкви год назад.

К сожалению, то, что начинается как бодренький российский ответ «Ван Хельсингу» и «Сонной лощине» с летающими кровоточащими гробами, безголовыми монстрами, демоническими казаками с оселедцами, многоглазым Вием и какими-то деревьями из ада, серьезно проседает минуте на сороковой, когда режиссер Олег Степченко, ранее известный разве что по чудовищному боевику «Мужской сезон: Бархатная революция», зачем-то пытается превратить экранизацию повести Гоголя в психологический мистический антиклерикальный триллер, явно навеянный «Сайлент Хиллом» 2006 года и «Таинственным лесом» Шьямалана.

Сон разума, конечно, рождает чудовищ, но в нашем случае сон разума породил только Олега Степченко.

В итоге же, навертев огромное количество сюжетных линий, фильм проваливается еще сильнее, причем окончательно его добивают последствия длительного производства: спецэффекты 2006 года безнадежно устарели, сценарий, кажется, многократно переписывался и редактировался на ходу, актерам уже все равно, где они играют, ну а 3D, как обычно, нужен только для того, чтобы билет стоил дороже.

И хотя, справедливости ради, «Вий» 2013 года все же не так плох, как «Ведьма» Олега Фесенко — предыдущая попытка российского кинематографа переосмыслить классическое произведение — смысла смотреть его нет. Новый «Вий» просто скучен.