Snoop Dogg not losing relevance

Снуп дует и играет в Батлфилд 1 на закрытой презентации для звезд и стримеров/ютюберов на E3:

View post on imgur.com



Здесь есть интересный момент, что Снуп давно уже занимается какой-то невыносимой фигней, дует по пакету каждый день, но все равно умудряется эээ не терять масс-культурной релевантности и оставаться на гребне волны, так сказать. И без проблем steals the show у каких-то зарубежных стримеров/ютуберов по Батле, для которых EA сделали отдельный промо-ролик.

Impressive, most impressive.

Снова про высоты дурналистики

Наша рукопожатная гордость (лучший репортер страны в 2013 г. по мнению кого-то там из ТЭФИ!) Роман Супер беседует с мэром Тель-Авива:

– Вам знаком человек по имени Сергей Капков?

– Нет.

– Это чиновник из правительства Москвы, который отвечал в городе за развитие культурной среды: от театров до парков. И город при нем реально зацвел. С ним многие связывали надежды на то, что Москва станет по-настоящему европейским городом. Он ушел в отставку при довольно странных обстоятельствах, не вписавшись в логику времени современной России. Вопрос мой в связи с этим к вам такой: насколько вы способны окружать себя людьми, коллегами, с чьим мнением вы не согласны, но которые могут быть полезными для города?

– Не уверен, что правильно понимаю ваш вопрос.

А вот свежачок, тот же самый рукопожатец беседует с Гарри Бардиным:

– Вы часто повторяли, что у мультипликатора должна быть свинцовая задница, потому что работа ваша требует небывалого терпения. Я бы добавил, что кроме свинцовой задницы в современной России независимый мультипликатор должен обладать и еще одним свинцовым органом, чтобы научиться работать без финансового участия государства.

– Да, государство никак не участвует в моей творческой жизни.

– Гарри Яковлевич, возможно, так и нужно поступать? Причем не только вам, но и всем. Возможно, система, при которой Министерство культуры решает, кому помогать деньгами, а кому нет – гораздо более унизительная, чем честный краудфандинг?

– Каннский фестиваль в этом году это показал. Два российских фильма было отобрано. Фильм Кирилла Серебренникова “Ученик” и мой. Государство никаким образом не участвовало в этом. Вправе ли оно гордиться? Не знаю, насколько оно может гордиться.

– Вам какая-нибудь государственная открытка или телеграмма пришла от представителей государства? Вас поздравили с тем, что вы в Каннах оказались?

– Какая еще телеграмма?

Пик самхау рилейтед.

0ej-O6bsjC4

Лавкрафтианский ужас креакла

Какие-то новые высоты шпротожурналистики:

В середине апреля в дверь Юлии позвонили. На пороге она увидела темноволосого мужчину в белой рубашке.

— Мы ваши соседи, — сказал гость.

— У меня таких соседей нет, — ответила Юлия.

— Значит, мы будем вашими соседями, — настаивал мужчина. — У нас в субботу тут магазин открывается.

Мужчина развернулся и пошел к лифту. Юлия начала закрывать входную дверь и вскрикнула: все то время, пока продолжался разговор, за дверью стоял еще один мужчина — короткостриженый и в спортивном костюме; он тоже молча ушел.

Ее борьба вот, если что:

Юлия удивилась угрозам и слежке: она не состоит в партиях и движениях, ее протест сводится к обидным репостам и фотожабам с президентом Владимиром Путиным.

Thomas Olde Heuvelt – HEX

Hex-by-Thomas-Olde-Heuvelt

Маленький город в штате Нью-Йорк уже триста лет терроризирует древняя ведьма Катэринэ фан Вайлер. Первые поселенцы, расселявшиеся из (тогда еще) Нового Амстердама, заподозрили ее в колдовстве, воскрешении мертвых и, недолго думая, крикнули «ДА ТЫ ВЕДЬМА!» и повесили ее.

Катэринэ, правда, на самом деле оказалась ведьмой, поэтому восстала из мертвых и начала заниматься всякими своими ведьмовскими делами: порча скота, доведение до самоубийства, превращение воды в ручье в кровь, сами знаете. Сладить с ней удалось только спустя время — несколько священников каким-то образом зашили ей глаза и рот, строго-настрого запретив когда-либо снимать швы.

А город, тем временем, превратился в закрытое территориальное образование, живущее по специальному уставу под надзором организации HEX. К 2012 году (время действия книги) город завесили камерами, интернет-трафик фильтруется что твоим Роскомнадзором (шутка про «what it is, fucking Moscow?» присутствует), всем розданы специальные айфоны с приложением для отслеживания ведьмы.

Въехать в город можно, выехать — никогда.

В итоге нескольким пóдросткам такое положение дел надоедает, они решают нарушить молчание и, конечно, shit hits the fan.

В отличие от многочисленных эпигонов Стивена Кинга (см., например, бесталанного графомана Джо Хилла, собственно, сына Кинга), автор HEX все понял правильно и сделал акцент не на сверхъестественном, а на людях.

Ужас книги не в ведьме, тихонько людоедствующей по местным лесам с 17 века и превратившейся в некий предмет мебели для горожан, а в людях, постепенно сходящих с ума и утягиваемых на дно medieval practices, вроде публичной порки трех охламонов, побивавших ведьму камнями.

В конце [спойлер] книга уже напоминает смесь Pet Sematary и Carrie, которые тоже не про старое индейское кладбище и телекинез, а про людей.

Я смело даю HEX 9 обкокаиненых Стивен Кингов из 10 и горячо и искренне рекомендую.

(Сериал по книге уже в производстве, так что читайте, пока не испохабили).