(…)

Весь день вчера наблюдал за бурлением по поводу избиения VJLink’а.

Самое интересное, что это то, о чем писал Жан Бодрийяр:

Мы больше не находимся в обществе спектакля, о котором говорили ситуационисты, ни в разновидности специфического отчуждения и специфического подавления, которые оно предусматривало. Сами средства коммуникации больше не идентифицируются как таковые, и смешение медиа с сообщением (Маклюэн) является первой важной формулой этой новой эпохи. Медиа-средств в буквальном смысле больше не существует: теперь они не осязаемы, рассеяны и дифрагированы в реальном, и уже нельзя даже сказать, что испытывают какое-либо его влияние. Такое смешение, такое вирусное, эндемическое, хроническое, паническое присутствие медиа, когда становится невозможно выделить их воздействие, — медиа, призрачных, как рекламные лазерные скульптуры в пустом пространстве события, профильтрованного СМИ. Растворение телевидения в жизни, растворение жизни в телевидении — гомогенный химический раствор: мы все Лауды, обреченные не на вторжение, не на давление, не на насилие и шантаж со стороны СМИ и моделей, но на их индукцию, их инфильтрацию, их незаметное изнасилование. Однако нужно остерегаться негативного направления, навязанного дискурсом: речь идет ни о болезни, ни о вирусной инфекции. О СМИ следует думать лучше так, будто они находятся на внешней орбите и являются разновидностью генетического кода, который управляет мутацией реального в гиперреальное, так же, как другой микромолекулярный код управляет переходом от репрезентативной сферы смысла к сфере генетически запрограммированного знака.

То есть, люди сознательно и не совсем превращают самих себя то ли в героев реалити-шоу, то ли в актеров сериалов, то ли в юродивых, то ли во всех сразу.

Вот VJLink. Вот его сестра-лесбиянка (симпатичная, впрочем). Вот его неадекватная мать. Вот его неадекватный отчим. Родители считают VJLink’а идиотом, потому что у всех все как у людей, а их сын сидит и играет в игры. VJLink уже года три как превратил свою жизнь в постоянно транслируемое реалити-шоу. Его уже избивали по пьяни в прямом эфире – после этого он сел к камере, весь в крови, показывал выбитые зубы, бешено вращал глазами и что-то пытался говорить. На какое-то время, по непроверенным данным, его запирали в психдиспансере; он начал безостановочно то ли кричать, то ли выть.

Вот Толян. Толян целыми днями сидит дома и подробно документирует свою жизнь, которая, что удивительно, гораздо интереснее и разнообразнее, чем у вас всех вместе взятых. Вот Толян полчаса, сидя в ванной, распаковывает диск с новой игрой. Вот Толян пятнадцать минут пьет йогурт из бутылочки и рассказывает о нем. Толяну, впрочем, я искренне симпатизирую – он человек хороший и безобидный.

Вот Алексей Фролов, он же “йоба-обзорщик Заяц” из Волгограда. Алексей какое-то время лечился от шизофрении. Сейчас он тоже документирует свою жизнь. Вот он делает обзор на пиво “Дон” и тараньку. Вот он чешет пузо своей кошке Фросе. Вот он рассказывает про свой опыт лечения в психбольнице под какой-то эмбиент.

Я лично думаю, что эти люди – предвестники нового вида медиа, существующего только здесь и сейчас и смотрящего обратно на своего потребителя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.