Лимонов

Иван Давыдов написал, на мой взгляд, исчерпывающий текст про Лимонова (цитирую полностью):

Давно думаю, а писать не хотел, но.
Но, а что “но”? Но натыкаясь на очередную волну восторгов – “Эдуард Вениаминович делал настоящую революцию, не то, что вы, мы, они”, – я испытываю некоторое раздражение. Просто не люблю передергиваний.

Проблема Лимонова, в общем, понятна. Понятно, что привело его в колумнисты так называемой “газеты” “Известия”.
Проблема в том, что Лимонов вообще никогда не занимался политикой.
Политика – это претензия на власть.
Лимонов – талантливый писатель, попытался превратить факт отсутствия в России политики в поле для рискованных перформансов. Неадекватная жестокость государства в ответ завершала образ. Насыщала жизнь художника смыслом.

“Большие черные автомобили несутся по улицам города. В них – члены Партии и самые красивые женщины. Герои готовы убивать и умирать”, – я цитирую старую “Лимонку” по памяти, но, кажется, близко к тексту. Возможно, это претензия на власть. Претензия на власть над умами мальчиков с комплексами. Но не политика.

С точки зрения обывателей, Лимонов подставил этих мальчиков, отбывших неиллюзорные сроки. С точки зрения литературы – подарил им судьбу, вписал их в текст. У писателя нет подарка дороже. Но где здесь политика?

Кстати, причины этой жестокости заслуживают отдельного обсуждения, но мы же здесь про Лимонова, а не про государство. На мой взгляд, государство только однажды нашло в себе силы ответить Лимонову здраво – когда на одной из акций “Стратегии 31” ражие омоновцы отнесли брыкающегося вождя с несанкционированного митинга в загон, где проходил митинг санкционированный.

А потом вдруг ситуация изменилась. Политика если не воскресла, то гальванизировалась. Появились люди, способные предъявить претензию на власть. Они делают это глупо, неуклюже, смешно, – не важно. Но они уничтожают пространство, в котором политика подменялась рискованным художественным жестом. Ну вот не живут эти два жанра вместе. Где возможно одно – там нет другого.

Мир Лимонова тонет. Естественно, он в бешенстве. Такая политика ему не интересна, он вообще не про это. Он – про красивые слова, ведущие, если понадобится, к нарочито бесцельной гибели героя, а не про занудные дела.

Все его тексты в т.н. “газете” и не только в ней сейчас – это открытые письма государству. Верните, – требует великий русский писатель, – верните мне мир без политики, в котором я буду красиво страдать, превращая площадь в театральную сцену, где возможный ответ – восторг или ненависть, но никак не “содержательная дискуссия”!

Где вообще поэт, и где “содержательная дискуссия”? Вы о чем.

Надо было идти на Кремль, и чтобы вождь впереди, и пламя из глаз, и всем погибнуть, и чтобы девочки потом плакали, читая висы, сказанные умирающими героями. А раз не пошли – так вот вам, зануды, вот вам!

Ничего другого в страданиях неюного Вертера нет. А никакой политики вообще никогда не было.

UPD

Запись вызвала обсуждение. Типичные реакции выглядят так:

В этих двух отзывах, впрочем, есть свои моменты: Лолита Груздева — журналистка, а Александр Аверин — пресс-секретарь Лимонова и «Другой России».

(В скобках заметим следующее.

Безусловно, субъектом политической жизни России является только один человек — Владимир Владимирович Путин, который сознательно и последовательно зачищал все политическое поле с августа 1999 года, когда был назначен Председателем правительства при больном и дряхлеющем Борисе Ельцине. Более того — сложившаяся ситуация «вы не лезете в политику и живете спокойно» всех устраивала вплоть до декабря 2011 года. На фоне сложившегося застоя естественным образом, среди прочих городских сумасшедших, выделялся Лимонов).

Собственно, реакция блогеров натолкнула меня вот на какие мысли.

Среднестатистический русский блогер (смотрите, например, топ ЖЖ) отличается от нормального человека тем, что категорически не понимает абстракции любого уровня. Русский блогер смотрит строго перед собой и требует, чтобы картинка точно отражала видимую им действительность. Желательно, при этом, чтобы картинка была выписана в жанре социалистического реализма слогом отставного прапорщика. Шаг влево — шаг вправо.

То есть, Иван Давыдов анализирует Эдуарда Лимонова как трагического персонажа, у которого в один трудноуловимый, но вполне осязаемый момент выбили почву из-под ног (примерно о том же, кстати, фильм There Will Be Blood, который русские блогеры также не способны воспринимать). Но блогеры, наткнувшись на некомплиментарный, более сложный, чем им привычно, текст, начинают предъявлять автору и судорожно названивать Махмуду.

И что с этим делать — непонятно.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.