Страдания юного Вертера

Какая прекрасная новость: «Комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России прекратила свое существование»

Комиссия по противодействию попыткам фальсификации в условиях современной российской политики явно угрожает государственному строю. Чтобы было, если бы комиссия, борясь с фальсификациями, раскрыла бы главную фальсификацию, находящуюся на самом верху.

Новость о прекращении деятельности комиссии, кстати, напомнила вот о чем.

Во время предвыборной кампании Владимира Путина стало понятно, что олицетворяющие государство премьер-министр, партия «Единая Россия» и «Общероссийский народный фронт» настолько оторвались от реальности и замкнулись в себе, что не представляют даже своего собственного избирателя.

Иначе говоря, государство стало симуляцией себя, существующей только чтобы поддерживать свое существование на условиях созданного дискурса (мигалки, дачи, распилы и т.д.). Чтобы обеспечить легитимность в своих же глазах и дистанцироваться от «рассерженных горожан», власть была вынуждена создать новый симулякр — своего искреннего голосующего сторонника. Им стал токарь-депутат Валерий Трапезников, идеально воплотивший в себе представления кремлевских постмодернистов (цитируя Шиитмана) о своем народе как о неком зверообразном быдле, стоящим за станками на заводах.

Вот что по схожему поводу пишет Жан Бодрийяр в «Симулякрах и симуляции» (английская версия):

Сама власть заканчивается, разрушаясь в этом пространстве, и становится симуляцией власти (отделенной от своих целей и задач и обреченной на эффекты власти и массовую симуляцию). Единственное оружие власти, ее единственная стратегия против этого дефекта состоит в том, чтобы снова инъецировать повсюду реальное и референционное, убеждая нас в реальности социального, в значимости экономики и целесообразности производства. Для этого она пускает в ход преимущественно дискурс кризиса, но также – почему бы и нет? – дискурс желания. «Принимайте ваши желания за реальность» может пониматься как последний лозунг власти, поскольку в ирреферентном мире даже смешение принципа реальности и принципа желания менее опасно, чем заразительная гиперреальность. Мы оказываемся на границе между принципами, а в такой ситуации власть всегда права. Гиперреальность и симуляция – средства апотропии* любого принципа и любой цели, и они оборачивают против власти средство апотропии, которым она так хорошо пользовалась в течение длительного времени.

02

* В английском переводе — deterrent, т.е. «устрашающий», «сдерживающий», но одновременно и «защитный»

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.