Sea of Thieves

Я не так давно играл в техническую альфу Sea of Thieves, и очень сильно удивился на букву «о», какое это говно; конечно, какие-то надежды и оставались, что к релизу исправят. Благодаря подписке Game Pass, я попробовал SoT на старте и вот вообще не понял, что это было.

Три года Microsoft кормила всех обещаниями, выпускала ролики, даже возродила Xbox Live Show (или как оно там называется), продажные игрожуры наперебой рассказывали, какое это невероятное приключение. А что в итоге? Ни-че-го — игра пустая, абсолютно пустая. Не так давно мы все обсуждали Destiny 2, в которой тоже особо нечего делать, но Sea of Thieves — какое-то новое пробитое днище.

Чтобы увидеть весь контент, который есть в игре, достаточно четырех — шести часов. ЧЕТЫРЕХ — ШЕСТИ ЧАСОВ. В течение которых вы будете заниматься одним и тем же: взял задание — поплыл — вырыл сундук — продал его — получил в награду скин для какого-то предмета. Все. И так по кругу. Сундук, корабль, умрешь — начнешь опять сначала. Я сдался на третьем часе. Еще одна иллюстрация к рассказу Михаила Елизарова про Жопу Труда (ref «Район назывался Панфиловкой…»).

Когда люди, потратившие на этот высер деньги (4 000 руб, если не через подписку Game Pass), задали вопрос разработчикам: «А где игра? Где все, что вы делали последние лет шесть?», то разработчики развели руками — «С самого начала мы создавали игру, которая будет расти и развиваться». Развиваться-то есть куда — как платформа SoT вполне себе, но кому она будет нужна через неделю, когда выйдет тот же Far Cry 5? А к осени?

Да, у Sony тоже недавно был похожий провал — No Man’s Sky. Но, в отличие от японской компании, у Microsoft пока нет других других эксклюзивов, а на SoT делали ставку как на главный эксклюзив весны. Я не знаю, что в голове у руководства Xbox, кажется, что ничего.

Sea of Thieves — полный провал, абсолютно неиграбельная дрянь, которую следовало бы раздавать бесплатно в Early Access. Мусор.

Депутат Государственной думы от Республики Татарстан Фатих Сибагатуллин, конечно, придурок, как и все депутаты Госдумы.

Но я не понимаю, почему все удивляются.

Отечественные дурналисты по факту давно превратились в слуг, тут все верно. У нас на всю страну только два качественных издания — «Ведомости» и «Коммерсант», все остальное находится в диапазоне от наполнителя кошачьего лотка («Московский комсомолец», «Комсомольская правда») до боевых листков каких-то полоумных («Новая газета», «Культура», «Эхо Москвы»).

Вы сами до такого довели, ну и огребайте.

Е. Понасенков — «Первая научная история войны 1812 года»

Прочитал книгу величайшего историка, певца, тенора и режиссера Понасенкова, чтобы вам не пришлось.

Книга в продаже на Ozon за 919 руб., либо сами-знаете-где бесплатно

Я уже какое-то время слежу за мощнейшим бифом между Олегом Соколовым и величайшим, лучезарным, гениальнейшим историком, музыкантом, тенором, певцом и режиссером и т.д. по списку Маэстро Евгением Николаевичем Понасенковым (который еще и легитимно избранный лидер паблика ПЛЮМ).

История простая: Понасенков напейсал какую-то боевую фантастику, назвав ее «Первая научная история войны 1812 года». Книжка так бы и осталась лежать на корм складским крысам, но на канале Гоблина в середине январе вышло видео, где историк Олег Соколов ее раскритиковал. Гениальнейший Маэстро выпустил ответ на два с половиной часа, в котором подогнал БелАЗ говна к вентиляторному заводу.

Дальше были взаимные претензии и бокс по переписке, подключение странных людей (вроде какого-то председателя какого-то Венского бала в Москве), какая-то мутная история с провокацией Соколова на лекции в университете, где кого-то то ли избили, то ли нет, а на него самого вроде как грозятся завести дело. В начале марта вышло новое видео у Гоблина с дальнейшей критикой Маэстро (more of the same — Понасенков не окончил ВУЗ, подделал рецензии и пр.), на что был дан очередной ответ с набросами уже на всех подряд. Попутно лучезарный историк и певец не забывает продавать билетiки на свой семинар «Как стать личностью?» по 5 500 руб. (в начале продавал по девять).

(Кому интересно, скандал более структурировано изложен на Википедии, а стороннее мнение про книжку есть, простите, на ресурсе The Question).

В итоге, дожевав второе ведерко попкорна, я решил все же прочитать маняграфию Е. Понасенкова, и вот тут у меня возникло весьма сложное чувство.

С одной стороны, конечно, это не научная работа, и уж явно не «первая научная история». В принципе, именно про это и говорит Олег Соколов в первом ролике: смешивание эпох (конечно же, в какой-то момент появляются Гитлер и Сталин, как будто тут «Эхо мацы»), переход на личности, уход в стопроцентную публицистику, рассказ постоянно сбивается на личность самого величайшего историка (впрочем, вот конкретно это беда почти всех переводов научной и околонаучной гуманитарной литературы на русский язык — всегда сквозь текст видны уши переводчика, особенно невозможно читать предисловия).

С другой же стороны, книга читается исключительно легко (шутка ли — почти 900 страниц), а довольно презрительное отношение Понасенкова к таким полу-чиновникам от науки я, в целом, разделяю — сам лично видел в процессе подготовки к защите кандидатской.

Ключ — в восприятии «Первой научной…» не как научного труда, а как публицистической (ну или беллетристической) книжки по мотивам, что-то на уровне «Истории Российского государства» Акунина (к которой тоже есть вопросы, но Акунин все же умнее, поэтому не встает в позу в белом пальто).

Читать книжку Маэстро можно, но — как развлекательное чтиво. Всерьез воспринимать это все, конечно, затруднительно. Но зато срач просто восхитительный.

Move Fast and Break Things

Доступно на Амазоне за $10,20 или сами-знаете-где бесплатно

Прочитал неплохую книжку Джонатана Таплина Move Fast and Break Things про то, как Google, Facebook и Amazon своим монопольным положением угрожают медиа, индустрии развлечений, приватности и, простите, демократии.

Среди прочего, Таплин развивает интересный тезис об отмирании mid-level развлекательных продуктов. Т.е. рынок разделился на два направления: либо блокбастер, собирающий все деньги мира, но и стоящий сотни миллионов долларов в производстве, либо совсем уж независимое инди, стоящее копейки, но потому и способное что-то заработать. Разделение особенно хорошо заметно по кино и по играм — либо у нас WE WUZ KANGZ N SHIET и Call of Duty, либо вот что-то пиксельное и арт-хаусное, третьего если и дано, то совсем мало.

Сам автор приводит в пример группу The Band, которые когда-то сопровождали в концертном туре Боба Дилана, но потом занялись собственным творчеством. Группа была собрана из профессиональных сыгранных музыкантов, но ничем особенным не запомнилась — нормальные песни, нормальная музыка, нормальные альбомы, но ничего гениального. Тем не менее, выданные мейджор-лейблом $50 000 для записи первого альбома отбились, сложился определенный круг фанатов, который и позволил неплохо просуществовать с 60-х до 00-х, но все рухнуло практически мгновенно с изобретением Напстера.

Таплин обвиняет Google, Facebook и Amazon в отношении к контенту как к сырьевому ресурсу, который может и закончиться; для интернет-компаний не важно содержание, они продают рекламу по количеству просмотров, что конкретно смотрят — дело десятое, а в таких условиях комфортно зарабатывать могут либо блокбастеры, либо инди (см. выше). Соответственно, мотивации что-то делать становится меньше.

Автор винит во всем либертарианские взгляды ключевых топ-менеджеров Силиконовой долины (в первую очередь Питера Тиля), из которых вытекают и нежелание Безоса ставить кондиционеры в складах, где люди от тепловых ударов падают, и отказ от модерирования спорного контента под прикрытием DMCA, и уход в офшоры с удушением конкурентов. Реально интересно. Единственный минус, который я могу выделить — Таплин в самом конце книги начинает бухтеть. Самое забавное, что, обсуждая меры борьбы с пиратством, он почти договаривается до законопроекта, уже действующего в России — см. досудебные блокировки и блокировки зеркал.

Но в целом — очень и очень занятно.

Про тотальную слежку за всеми, вездесущую рекламу, продажу персональных данных рекламным агентствам, в принципе, все и так в курсе, но вот про лоббизм Гугла я ничего не знал. А зря, там много всего прекрасного:

But it is in the area of “regulatory capture” that Google has really excelled. Regulatory capture, according to Nobel laureate George Stigler, is the process by which regulatory agencies eventually come to be dominated by the very industries they were charged with regulating. Putting aside the fact that Google chairman Eric Schmidt has visited the Obama White House more than any other corporate executive in America and that Google chief lobbyist Katherine Oyama was associate counsel to Vice President Joe Biden, the list of highly placed Googlers in the federal government is truly mind-boggling.

• The US chief technology officer and one of her deputies are former Google employees.
• The acting assistant attorney general in the Justice Department’s antitrust division is a former antitrust attorney at Wilson Sonsini Goodrich & Rosati, the Silicon Valley firm that represented Google.
• The White House’s chief digital officer is a former Google employee.
• One of the top assistants to the chairman of the FCC is a former Google employee and another ran a public lobbying firm funded in part by Google.
• The director of United States Digital Service, responsible for fixing and maintaining Healthcare.gov, is a former Google employee.
• The director of the US Patent and Trademark Office is the former head of patents at Google.

And of course the revolving door goes both in and out of the government, as the Google Transparency Project (an independent watchdog report) clearly stated.

• There have been fifty-three revolving-door moves between Google and the White House.
• Those moves involved twenty-two former White House officials who left the administration to work for Google and thirty-one Google executives (or executives from Google’s main outside firms) who joined the White House or were appointed to federal advisory boards.
• There have been twenty-eight revolving-door moves between Google and government that involve national security, intelligence, or the Department of Defense. Seven former national security and intelligence officials and eighteen Pentagon officials moved to Google, while three Google executives moved to the Defense Department.
• There have been twenty-three revolving-door moves between Google and the State Department during the Obama administration. Eighteen former State Department officials joined Google, while five Google officials took up senior posts at the State Department.
• There have been nine moves between either Google or its outside lobbying firms and the Federal Communications Commission, which handles a growing number of regulatory matters that have a major impact on the company’s bottom line.

Руководитель саратовского отделения МГЕР с “Ягуаром” на пресс-конференции.

Прям сразу вспоминаешь Владимира Семеновича: