А вот это прекрасно, кстати (митрополит Корнилий на картинке, если что):

Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Корнилий попросил депутатов Государственной Думы помочь вернуть храмы, проданные в начале 1990-х годов. Об этом в четверг, 26 января, сообщает РИА Новости.

«Мы говорим об оскорблении чувств верующих; на мой взгляд, оно и в том, что сегодня так и не переданные Церкви храмы используются, мягко скажем, не по назначению», — сказал священнослужитель на круглом столе в рамках V парламентских Рождественских встреч.

По его словам, в бывших храмах расположены рестораны и спортивные залы, а суды с ними у старообрядцев «не получаются». «Хотел бы попросить законодателей, чтобы как-то эту коллизию разрешить», — добавил митрополит.

Meh Honor [For Honor closed β]

Один из главных вопросов, которым я, да и все мои сверстники, задавались в детстве — «Кто круче, Шварцнеггер или Сталлоне?». Дураку ясно, что Шварц, но споры продолжались. Еще был популярен вопрос «Кто круче — викинги или ниндзя?» (тема ниндзя и самураев вообще была очень горячей, как раз по телевизору показывали сериал «Сёгун»).

И вот спустя много лет Юбисофт выпускает For Honor, многопользовательский экшн про битвы викингов, рыцарей и самураев. В промо-роликах и на бумаге мне идея очень понравилась — неторопливые бои на холодном оружии с вниманием на тайминги, такой своеобразный обработанный напильником PvP из Souls-игр. Но при ближайшем рассмотрении игра, увы, оказалась никакой.

С одной стороны, много всего: настройка и прокачка персонажей (всего 9, по 3 на фракцию); мета с захватом регионов; система сезонов; много движений и приемов, но даже смотреть на все эти функции мне было скучно. Что, зачем, почему, зачем городить огород, почему нельзя просто взять топор-колун и идти стучать по головам? Зачем выламывать себе пальцы на геймпаде, когда Souls-играм хватало 5 кнопок? Не понимаю.

В общем, meh из 10. Тест мне сэкономил 4 тысячи, yay!

Как же хорошо, просто замечательно, как будто я концепцию писал:

Lounging at the back of his tour bus in a parking lot behind the Springhill Suites, Milo Yiannopoulos, the flamboyant right-wing British provocateur known for his bleach-blond frosted tips and relentless campaign against Islam, munched on a whole cucumber protruding from a paper bowl of raw vegetables and made plans for a party. He had just been asked to host “DeploraBall,” an unofficial celebration planned for the presidential inauguration weekend. Yiannopoulos described his vision for the event: As guests entered the National Press Club, shirtless Mexican laborers would be building a physical wall around them. Instead of doves, Yiannopoulos would release 500 live frogs in honor of Pepe, the cartoon mascot of pro-Donald Trump internet trolls. The room would be lined with oil portraits in gilt frames, each depicting a celebrity who had vowed to leave the country in the event of Trump’s election. At the end of the night, the portraits would be thrown into a bonfire and burned. Yiannopoulos would send a bill for the party to the Mexican Embassy.

доклад НАТО от мая 1975 г., посвящённый экономическим аспектам повседневной жизни в СССР, и написанный по результатам симпозиума, проходившего в штаб-квартире НАТО.

Источник

Очень любопытно.

Несмотря на такие значительные продвижения, средний советский потребитель может считаться процветающим лишь в сравнении с очень низким уровнем его жизни в прошлом. По отношению к промышленным странам Запада, Советский Союз продолжает значительно отставать в потребительском секторе. Потребление в СССР на душу населения составляет примерно одну треть от потребления в США, и около 50% от аналогичного показателя в Великобритании, Франции и ФРГ. Даже при сравнении с рядом союзников из Восточной Европы, СССР имеет неблагоприятные оценки.

<...>

которые сложно или вообще невозможно получить через нормальные каналы. Д-р Саймс (Simes) из Университета Джорджтауна предположил, что этот повсеместно распространенный нелегальный рынок функционирует в советском обществе вне системы узаконенных экономических отношений, и, до некоторой степени, вне контроля правительства. В противоположность “черному рынку”, хорошо известному в любом обществе, испытывающим временную нехватку и нормирование товаров, “параллельный рынок”, похоже, становится постоянным явлением, созданным, как уже описывалось, неэффективным распределением товаров и услуг, низким их качеством, и частой нехваткой наиболее желаемых товаров.

“Параллельный рынок” предлагает не просто более качественные, зачастую изготовленные на Западе, одежду или электрические приборы. Для тех граждан, которые способны заплатить, некоторым из них он также предлагает вторую неофициальную работу, и такие преимущества, как собственную квартиру, качественный ремонт жилья, улучшенное медицинское обслуживание, лучшее проведение отпуска, дополнительные транспортные возможности, например, приобретение автомобиля, или даже получение для него запасных частей, которые другим путем невозможно получить, и т.п. То есть, этот рынок функционирует, используя в первую очередь товары и услуги, произведенные государством. Также отмечалось, что помимо миллионов советских граждан, обращающихся к этой “постоянной незаконности”, правительственные агентства и предприятия также широко используют этот “второй рынок” для быстрого приобретения нужных материалов и оборудования, чтобы своевременно выполнить плановые показатели. Во многих случаях руководители этих организаций беспокоились о выполнении плана, а не преследовали личные цели. Конечно, операции, которые начинаются с профессионально корректных мотивов, могут привести к ситуациям, в которых извлекаются личные, незаконные доходы.