Обратный карго-культ

Старый, но очень верный пост (с небольшими сокращениями):

Россия – страна догоняющего развития и культуры во многом подражательной (что не умаляет, etc – хотя к чему эти дисклеймеры для идиотов). Формы общественного устройства и госуправления почти все заимствованные и имплантированные с той или иной степенью насильственности в ходе повторяющихся волн вестернизации. Потому многие эти формы носят характер сугубо декоративной, как это по-русски называется, показухи. Потому, в свою очередь, возникает ощущение, что оно везде так – для виду парламентаризм и салфетки, а когда не для гостей – мордобой и пилорама.

Это такой обратный карго-культ – вера в то, что у белых людей самолеты тоже из соломы и навоза, но они ловчее притворяются. А мы, чистые душой аборигены, не так талантливо притворяемся, и в этом тоже есть отдельная гордость. Религия эта особенно распространена среди руководства – им тоже лестно быть циничными и не верить в самолеты и тушенку – не бывает никакой тушенки, там та же нарезанная человечина, как у нас в Томском вытрезвителе изготовляют

07

(…)

Альбом Канье Уэста Yeezus невероятный и совершенно восхитительный, но я бы хотел остановиться вот на каком моменте. На своем предыдущем альбоме My Beautiful Dark Twisted Fantasy в треке Power Канье использовал сэмпл из классической композиции группы King Crimson «21st Century Schizoid Man».

В треке New Slaves на 2:53

слышен сэмпл из древней песни Gyöngyhajú Lány, записанной в 1969 году венгерской прог-роковой группой Omega:

Поскольку людей, которые могут понять венгерский язык, не очень много, то в начале 1970-х группа записала эту песню также на английском и немецком языках. Интересно, что на венгерском трек называется «Девушка с перламутровыми волосами», но на английском и немецком название меняется на Pearls in Her Hair и Perlen im Haar — т.е. «Жемчужины в [ее] волосах». В России же песня известна скорее в варианте Scorpions, в котором от оригинала осталась только музыка.

Теперь трек оказался в главном хип-хоп альбоме 2013 года.

Дал маху я

Очередной покупатель (похожий на Ортегу) андроид-консоли OUYA радостно распаковывает свое приобретение:

В Старцах Live Андрей Подшибякин рассказал крутой анекдот в тему:

Что не жужжит и в жопу не вставляется? Советская жужжалка для жопы.

(…)

На шоу Джими Фэллона заканчивается «неделя видеоигр», в течение которой, например, представили геймплей Watch Dogs, спели песню про World of Warcraft, сыграли в Call of Duty: Ghosts, показали Knack для PS4, Элайджа Вуд снялся для обложек игр, а Black Thought зачитал рэп про Super Mario Bros.:

Я это к тому, что даже для телевидения игры стали полноценным развлечением для нормальных людей, а средний игрок выглядит как раз как Джимми Фэллон, Black Thought или Элайджа Вуд.

В России, впрочем, это не работает.

Лимонов

Иван Давыдов написал, на мой взгляд, исчерпывающий текст про Лимонова (цитирую полностью):

Давно думаю, а писать не хотел, но.
Но, а что “но”? Но натыкаясь на очередную волну восторгов – “Эдуард Вениаминович делал настоящую революцию, не то, что вы, мы, они”, – я испытываю некоторое раздражение. Просто не люблю передергиваний.

Проблема Лимонова, в общем, понятна. Понятно, что привело его в колумнисты так называемой “газеты” “Известия”.
Проблема в том, что Лимонов вообще никогда не занимался политикой.
Политика – это претензия на власть.
Лимонов – талантливый писатель, попытался превратить факт отсутствия в России политики в поле для рискованных перформансов. Неадекватная жестокость государства в ответ завершала образ. Насыщала жизнь художника смыслом.

“Большие черные автомобили несутся по улицам города. В них – члены Партии и самые красивые женщины. Герои готовы убивать и умирать”, – я цитирую старую “Лимонку” по памяти, но, кажется, близко к тексту. Возможно, это претензия на власть. Претензия на власть над умами мальчиков с комплексами. Но не политика.

С точки зрения обывателей, Лимонов подставил этих мальчиков, отбывших неиллюзорные сроки. С точки зрения литературы – подарил им судьбу, вписал их в текст. У писателя нет подарка дороже. Но где здесь политика?

Кстати, причины этой жестокости заслуживают отдельного обсуждения, но мы же здесь про Лимонова, а не про государство. На мой взгляд, государство только однажды нашло в себе силы ответить Лимонову здраво – когда на одной из акций “Стратегии 31” ражие омоновцы отнесли брыкающегося вождя с несанкционированного митинга в загон, где проходил митинг санкционированный.

А потом вдруг ситуация изменилась. Политика если не воскресла, то гальванизировалась. Появились люди, способные предъявить претензию на власть. Они делают это глупо, неуклюже, смешно, – не важно. Но они уничтожают пространство, в котором политика подменялась рискованным художественным жестом. Ну вот не живут эти два жанра вместе. Где возможно одно – там нет другого.

Мир Лимонова тонет. Естественно, он в бешенстве. Такая политика ему не интересна, он вообще не про это. Он – про красивые слова, ведущие, если понадобится, к нарочито бесцельной гибели героя, а не про занудные дела.

Все его тексты в т.н. “газете” и не только в ней сейчас – это открытые письма государству. Верните, – требует великий русский писатель, – верните мне мир без политики, в котором я буду красиво страдать, превращая площадь в театральную сцену, где возможный ответ – восторг или ненависть, но никак не “содержательная дискуссия”!

Где вообще поэт, и где “содержательная дискуссия”? Вы о чем.

Надо было идти на Кремль, и чтобы вождь впереди, и пламя из глаз, и всем погибнуть, и чтобы девочки потом плакали, читая висы, сказанные умирающими героями. А раз не пошли – так вот вам, зануды, вот вам!

Ничего другого в страданиях неюного Вертера нет. А никакой политики вообще никогда не было.

UPD

Запись вызвала обсуждение. Типичные реакции выглядят так:

В этих двух отзывах, впрочем, есть свои моменты: Лолита Груздева — журналистка, а Александр Аверин — пресс-секретарь Лимонова и «Другой России».

(В скобках заметим следующее.

Безусловно, субъектом политической жизни России является только один человек — Владимир Владимирович Путин, который сознательно и последовательно зачищал все политическое поле с августа 1999 года, когда был назначен Председателем правительства при больном и дряхлеющем Борисе Ельцине. Более того — сложившаяся ситуация «вы не лезете в политику и живете спокойно» всех устраивала вплоть до декабря 2011 года. На фоне сложившегося застоя естественным образом, среди прочих городских сумасшедших, выделялся Лимонов).

Собственно, реакция блогеров натолкнула меня вот на какие мысли.

Среднестатистический русский блогер (смотрите, например, топ ЖЖ) отличается от нормального человека тем, что категорически не понимает абстракции любого уровня. Русский блогер смотрит строго перед собой и требует, чтобы картинка точно отражала видимую им действительность. Желательно, при этом, чтобы картинка была выписана в жанре социалистического реализма слогом отставного прапорщика. Шаг влево — шаг вправо.

То есть, Иван Давыдов анализирует Эдуарда Лимонова как трагического персонажа, у которого в один трудноуловимый, но вполне осязаемый момент выбили почву из-под ног (примерно о том же, кстати, фильм There Will Be Blood, который русские блогеры также не способны воспринимать). Но блогеры, наткнувшись на некомплиментарный, более сложный, чем им привычно, текст, начинают предъявлять автору и судорожно названивать Махмуду.

И что с этим делать — непонятно.