(…)

Несомненно, наше время… предпочитает образ — вещи, копию — оригиналу, представление — действительности, видимость — бытию… Ибо для него священна только иллюзия, истина же профанна. Более того, в глазах наших современников святость возрастает в той мере, в какой уменьшается истина, и растет иллюзия, так что высшая степень иллюзорности представляет для них высшую степень святости.

~ Л. Фейербах. Сущность христианства. Предисловие ко второму изданию

(…)

Skrew.ru:

OPEN!Design&Concepts отсканировали целиком и обнародовали отдельным сайтом дивную немецкую книжку «Русский корреспондент».

Книжка лежит вот здесь, почти вся на русском языке, но есть немного на немецком (думаю, знающим его также будет интересно посмотреть).

The Banner Saga

Пошаговая стратегия с элементами RPG про викингов от бывших сотрудников Bioware. Красивейшая классическая анимация и саундтрек от Остина Винтори. Планируется создать три главы, каждая со своей аркой, которые позже составят одну глобальную историю, расширив и углубив друг друга.

Деньги на проект собирали на Kickstarter, кампания прошла крайне успешно, так что ждем зимой первую главу.

Good is good and evil’s bad / And kids get killed when God gets mad

Сегодня в «Российской газете» было опубликовано короткое интервью с Андреем Кураевым. Предлагаю почитать.

Российская газета: Какие реальные ограничения можно будет потребовать ввести, если подобные законы вступят в силу?

Протодиакон Андрей Кураев: Мне кажется, цель и смысл таких законов не в том, чтобы сделать их орудием какого-то прямого действия, а в том, чтобы продекларировать волю гражданского общества к сопротивлению перед лицом сильного гомосексуального лобби. Например, в российских массмедиа, прежде всего телевидения.

Термин «гражданское общество» в своем современном значении описывает следующее состояние общества («Энциклопедический словарь экономики и права», цитата по газете «Ведомости»):

<...> общество устойчивого порядка, поддерживаемого не только (и не столько) силой государственного принуждения, но и самодеятельными усилиями самих граждан — его членов. Г.о. отличается высокой степенью самоорганизации. Для него не требуется массированных воздействий государственных органов. Государство должно быть под контролем Г.о., оно — «наемный слуга» Г.о., хотя бы потому, что существует на средства, собранные с помощью налогообложения граждан, предприятий и учреждений. Это общество регулирует не только свою политическую, культурную, но и экономическую, социальную жизнь.

Эта трактовка не нова и восходит к Гегелю, который изложил ее в работе «Основания философии права» («Elements of the Philosophy of Right», обычно сокращают до «Philosophy of Right»); Кураев не может не знать об этом. В зависимости от поля, в котором рассматривается гражданское общество, немного меняется фокус (скажем, в социологии будут рассматриваться институциональные взаимодействия), но суть остается — это общество, которое способно регулировать само себя, не допуская вмешательства государства.

В случае с законодательными инициативами как в Санкт-Петербурге, так и в других областях, мы наблюдаем явное вмешательство государства в сферу личной жизни, т.е. права этого самого гражданского общества нарушаются грубейшим образом. Впрочем, для Кураева существует возможность обратиться к трем классическим теориям общественного договора: и у Локка, и у Гоббса, и у Руссо можно найти утверждение, что до заключения договора люди руководствовались личными интересами, что могло идти во вред общему. С другой стороны, решительно непонятно, какой вред общему наносит гей-парад — уверения Кураева, что

<...> культура гомосексуализма – это культура смерти. Потому что это мир бездетный, мир, который может только воровать чужих детей и не способен сам порождать жизнь

смотрятся довольно странно, особенно учитывая, что, например, повышение уровня образования среди женщин в западных странах еще больше способствует понижению рождаемости; с нетерпением жду предложений РПЦ отобрать у женщин право на образование и вернуть «Домострой».

Кажется, протодиакон вроде как и не против:

РГ: Может, это просто невысокий уровень культуры?

Протодиакон Кураев: Нет, это другая система ценностей, другое видение человека, смысла его жизни.

Несмотря на некую публичную радикальность и эпатажность, позиция Кураева вполне соответствует общей линии партии. Лично я вижу в этом высказывании стремление РПЦ удержаться у власти путем аппеляции к самым непроходимо темным своим прихожанам — которые одновременно являются гиперреальным электоратом господина Путина. (Русская православная церковь всегда поддерживала любую власть, что понятно, но неприятно своей беспринципностью).

Кстати, упоминаемый далее в разговоре «открытый гомосексуалист и редкостный хам» П., очевидно, Евгений Понасенков — чудесный пассажир, пост о котором некоторое время висел в топе ЖЖ.

Следующая далее в интервью отсылка к словам владыки пространства, Фотошопа и времени патриарха Кирилла о том, что что против Церкви ведется информационная война (видимо, имеется в виду комментарий товарища Гундяева по поводу панк-молебна Pussy Riot и текст обращения к верующим) дает понять, что консервативный и репрессивный институт РПЦ рассматривает процесс развития общества исключительно как угрозу; упустив возможность органичного встраивания в общество из-за собственной самоуверенности и погони за прибылями, РПЦ теперь вынуждена натравливать (общие с властью) симулякры на общественные движения, обвиняя их, фактически, в оруэлловском мыслепреступлении, укрепляя обвинения уравнением иной формы сексуальности с преступлением во имя укрепления собственной монополии на оказание магических услуг населению.

В заключение хочется заметить, что, согласно данным ВЦИОМ, «86% [россиян] готовы поддержать запрет на пропаганду гомосексуализма, при этом лишь 6% сталкивались с ее проявлениями». С одной стороны — это абсолютно российская позиция — «Пастернака не читал, но осуждаю», с другой — стремление власти увести общественное внимание с насущных проблем в сторону достаточно эфемерных рассуждений о морали. Описание подобной уловки можно найти в работе Теодора Адорно «Исследование авторитарной личности»:

Оратор направляет все свои усилия на идентификацию группы лиц, рас, деноминации или, что еще может быть, с помощью застывших понятий своей системы отношений, и даже в этом процессе идентификации он ни разу не старается подтвердить правильность принадлежности какого-либо явления к этим псевдологическим классам. Он подпитывается предрассудками и усиливает их, подводя их под высокопарные категории, такие, как силы зла, фарисеи или битва под Армагеддоном. Аргументация заменяется трюком «name calling-device», как этот трюк называется в книге о Кафлине, изданной Институтом анализа пропаганды. Причина – не только слабость самой фашистской аргументации, которая с точки зрения ее потребителя достаточна разумна, но прежде всего циничное презрение к мыслительным способностям последователей, как ее открыто выразил Гитлер.

2Pac жив

В 1996 году Уильям Гибсон в романе Idoru описал Рэи Тоэи – несуществующую, виртуальную певицу. В 2010 году прогремела Хацунэ Мику – японская поп-звезда, существующая только в виде голограмы (нечто похожее еще было в фильме Simone). Но феномен успеха вокалоида Мику, в общем-то, укладывался в типичные представления о Японии.

А уже в этом году на фестивале Coachella в концерте Dr. Dre и Snoop Dogg принял участие 2Pac:

В отличии от японской звезды, воплощающей в себе все подростковые фантазии фанатов аниме (яой, кавай, тентакли, косплеить Рикку страпоном), Тупак Шакур пугающе реалистичен и мало чем отличается от читавшего с ним Снуп Догга.

Самое удивительное, конечно, точность, с которой Гибсону удается в своих книгах описывать будущее.