Начал читать прекрасный китайский сатирический роман “Я не Пань Цзиньлянь” про обманутую мужем женщину, которая пытается добиться справедливости. С определенной поправкой, конечно, вполне могу представить в России, например, вот такое:

Водрузив на голову надпись «Обиженная», Ли Сюэлянь три дня просидела перед входом в городскую администрацию, прежде чем об этом узнал мэр города Цай Фубан. Цай Фубан не обнаружил этого вовсе не потому, что смотрел на такое сквозь пальцы, а потому что уехал в командировку в Пекин. Ну а возвратившись из Пекина, он, наконец, увидел, что у входа в городскую администрацию преспокойно сидит человек, плотно окруженный толпой. Приходившие в администрацию служащие вынуждены были пешком проталкиваться со своими велосипедами сквозь эту толпу. Цай Фубан сильно рассердился. Его гнев был направлен не на сидевшую у входа Ли Сюэлянь, а на своего заместителя и первого вице-мэра Дяо Чэнсиня. Пока Цай Фубан находился в Пекине, Дяо Чэнсинь никуда не уезжал и, тем не менее, позволил, чтобы такое длилось уже целых три дня, предпочитая не вмешиваться самому, а дождаться Цай Фубана. Все работники администрации знали, что между мэром и его первым замом часто возникали конфликты. Эти конфликты уже набили оскомину Цай Фубану, ведь создавались они не им самим, тут имелась историческая подоплека. Лет десять назад оба они работали секретарями уездных парткомов, отношения между ними были нормальными, они часто вместе выпивали. Позже их обоих выдвинули на место заместителя мэра города. при этом фамилия Дяо Чэнсиня оказалась по алфавитному списку даже выше, чем Цай Фубан. Во время следующего повышения один стал начальником отдела пропаганды горкома партии, а другой – начальником орготдела. а потом, когда Цай Фубана назначили заместителем секретаря горкома, он оказался выше Дяо Чэнсиня, который значился в должности первого вице-мэра. Чуть позже, когда Цай Фубан стал мэром, Дяо Чэнсинь, оставшийся на прежнем месте, оказался в заместителях у Цай Фубана. Их подъем по карьерной лестнице оказался настолько тесным, что если кто-то оказывался впереди, то заслонял дорогу другому. Так что несогласие и затаенная обида появились между ними сами собой, превратив обычных коллег в соперников. Разумеется, на людях они никогда не показывали своего соперничества, продолжая общаться по всем правилам этикета. Однако за спиной Дяо Чэнсинь частенько строил козни Цай Фубану. и то, что он три дня не предпринимал никаких действий в отношении сидящей у входа жалобщицы, ожидая возвращения Цай Фубана, было лишь одной из его многочисленных каверз. Цай Фубан сердился на Дяо Чэнсиня даже не из-за того, что тот ставил ему палки в колеса, он удивлялся его глупости и недальновидности. Ведь продвижение их обоих зависело не от Цай Фубана, а от провинциальных руководителей. и если ты метишь в мэры города, то наиболее разумным было поддерживать Цай Фубана в работе. Ведь если Цай Фубана повысят раньше, то разве не тебе придется занять пост мэра? Если же между ними будет идти неистовая борьба, то эдак вообще будет невозможно работать, в результате Цай Фубан навечно застрянет в мэрах, а ты так и останешься его первым замом. Ведь что такое моральное разложение? Это не только взяточничество, коррупция и разврат. Наивысшая степень морального разложения – это когда человек, будучи на своем месте, проявляет полное бездействие, но еще хуже, когда люди типа Дяо Чэнсиня, будучи на своем месте, делают подлянки. Но худшее из худшего, это когда ты ничего не можешь с этим поделать, потому как Дяо Чэнсинь назначен на пост первого зама не самим Цай Фубаном, а начальством провинции. Но более всего Цай Фубана бесило то, что Дяо Чэнсинь, строя свои козни, совершенно не считался с объективной ситуацией. А ведь именно сейчас в их городе проводилась кампания за получение звания «Города высокой духовной культуры». Во всем Китае таких «городов высокой духовной культуры» насчитывалось лишь несколько десятков. Обретение данного статуса поднимало имидж города на новый уровень, что совершенно очевидно отражалось на инвестиционной среде и на инвестиционном климате. Это могло предоставить им преимущество в переговорах с иностранными предпринимателями и при получении инвестиций. Чтобы организовать эту кампанию по построению «города высокой духовной культуры», Цай Фубан потратил целый год нечеловеческих усилий, в результате которых во всем городе были приведены в порядок парки, улицы, водостоки, учебные заведения, рынки и трущобы. Наружные фасады всех примыкающих к улицам домов засияли новыми красками. Целый год шла подготовка к одному-единственному дню. и вот через три дня к ним в город должна была приехать группа столичных и провинциальных руководителей, отбиравших «города высокой духовной культуры». за месяц до их визита Цай Фубан отдал распоряжение чиновникам и населению выйти на улицы города и уничтожить всех мух. Для работников госучреждений вышло постановление, что если ежедневно сотрудники будут сдавать по десять мух, то это увяжут с их аттестацией в конце года. на мух была объявлена настоящая охота, и уже через полмесяца установленный норматив в десять мух превратился в невыполнимую задачу, что вызвало среди служащих ропот недовольства. Но ропот ропотом, а в городе действительно не осталось ни одной мухи. Цай Фубан был в курсе возмущенных голосов, однако на попятную не пошел. В конце концов ловля мух сопровождалась песнями школьников и танцами бабушек. В этот раз Цай Фубан съездил в Пекин, чтобы доложить о результатах построения «города высокой духовной культуры». А возвратившись, он стал готовиться к встрече группы руководителей отбора «городов высокой духовной культуры». По возвращении он никак не ожидал, что прямо у входа в городскую администрацию обнаружит на ступеньках жалобщицу, которая сидела там уже три дня, и которой еще никто не занялся. Может это покажется и грубоватым, но выходило, что в городе, полностью очищенном от мух, прямо у входа в администрацию вдруг появилась огромная муха. Но разве это делалось не специально, чтобы сорвать мероприятие по построению «Города высокой духовной культуры»?

Бэтмен и дети Поволжья вспыли в контексте «Велес-ВА», это часть их сборника «Юмор-Комикс».

Издательство было основано в в Екатеринбурге тремя ветеранами Афганистана (Игорем Кожевниковым, Радиком Садыковым и Игорем Ермаковым) после возвращения из армии. Это определенно наложило отпечаток на их творчество, которое было ориентировано на патриотическое воспитание молодежи.

Первый сборник комиксов они выпустили в 1991 году тиражом 5000 экземпляров на ужасной газетной бумаге, однако дальше стали улучшать и качество печати, и уровень самих комиксов. После выхода отдельных сборников, в 1992 начал издаваться журнал комиксов «Велес». Он включал рассказы о Велесе и Илье Муромце (славянское фэнтези, задолго до Перумова и Семеновой!) , патриотический комикс «Красная кровь» по мотивам Афганской войны и т.д., отдельно выходили «Иван — крестьянский сын и Чудо-Юдо», комиксы-раскраски «Ниндзя-черепашки и Русский Мишка» и «Бельчата-летяги и Русский Мишка». Все комиксы издательства доступны на сайте http://veles-va.ru/comics/content/coms.html

Сейчас все это выглядит забавным трэшем, в том же сюжете про Бэтмена даже герои описаны на основании пересказа (Харви Дента перепутан с дворецким Альфредом). Но это обычная история для того времени, в одной из детских газет я читал литературные переложения Робокопа и бертоновских Бэтмена и Джокера. Издания «Велес-ВА» были популярны, их раскупали в условиях полного отсутствия рынка комиксов. Во всех комиксах хватало жестокости и эротики в духе кинобоевиков 90-х, а «Красная кровь» легко сравнима с американскими комиксами как по уровню графики, так и по сюжету.

Но дефолт 1998 года и пожар в типографии, уничтоживший тираж 8 выпуска «Велеса», подорвали силы издательства и выпуск комиксов прекратился. Сейчас они полностью переквалифицировались на патриотическое воспитание (школа рукопашного боя, военно-патриотический клуб и детская футбольная команда). Чуть раньше прекратила регулярно выпускать свои комиксы уфимская «Муха» и этим закончился безумный период русских комиксов конца XX века. Они были отражением духа времени, сейчас такого уже никто не нарисует.

[Zero History @ Telegram]

Andreas Brandhorst – Das Schiff [Андреас Брандхорст – Корабль]

Das Schiff на Амазоне за $12,75 или на сайте издательства за €14,99

Der Adler flog hoch genug, um dies alles zu erkennen. Er warf einen Blick in die Zukunft, und was er dort sah, stimmte ihn traurig: weitere verheerte Welten, weitere zerstörte Zivilisationen. Maschinen, die sich von Sonnensystem zu Sonnensystem ausbreiteten und mit kalter Logik glaubten, sich gegen das biologische Leben wehren zu müssen.
<...>
Er sah es so deutlich, weil er der Adler war, der mit ausgebreiteten Schwingen weit oben flog, wo er alles beobachten und bis in die Zukunft blicken konnte.

Девятое тысячелетие нашей эры. После войн и нового всемирного потопа, власть на Земле перешла к разумным машинам, управляемых коллегиальным Кластером. Немногие оставшиеся в живых люди превратились в подобие комнатных собачек — машины ухаживают за ними и в 30 лет одаривают даром бессмертия. Иногда что-то идет не так и бессмертие не срабатывает — тогда человек обречен прожить свои обычные биологические годы; как своеобразное утешение ему дают возможность стать Говорящим (Mindtalker) — отправлять свое сознание к далеким звездам.

Машины давно освоили Солнечную систему и активно исследуют другие миры. В особенности Кластер интересует древняя технологическая цивилизация Мюрия (Muriah), предположительно погибшая около миллиона лет назад в столкновении с противником, вновь возвращающимся в галактику.

Титульный «Корабль» (das Schiff) и есть тот самый противник, решивший вернуться спустя миллион лет, и угрожающий самому существованию Земли и всей земной цивилизации.

К моему огромному удивлению, «Корабль» — не боевик (экшена тут от силы страниц на десять) и не космоопера (как можно было подумать, исходя из описания), а гуманитарная фантастика, больше всего напоминающая великую «Ложную слепоту» Питера Уоттса — столкновение с Чужим (именно так, с большой буквы) и вопрос о свободе воли.

Книга выстроена на внутренних конфликтах персонажей: главный герой Адам, оставшийся смертным среди бессмертных, постоянно находится между надеждой и отчаянием; обещающая рассказать ему правду бессмертная Эвелина то ли намеренно обманывает, то ли сама не до конца разобралась в происходящем; наставник Адама Варфоломей, индивидуальный аспект Кластера, то ли проникается к герою, то ли тонко манипулирует им. Очень удачно.

При этом действие развивается неспешно, с недоговорками в правильных местахи, с отступлениями и с введением дополнительных линий. Если где-то в середине я не очень понимал, почему линия с кораблем оказалась брошена, то концовка расставила все на свои места и заставила сказать «Аааа, так вот оно что там было везде!». Отлично.

Странно, что Брандхорста не замечают — судя по его сайту, только две его книги были переведены, да и то на итальянский. Пока не знаю, что в других книжках, но «Корабль» — 8/10 без вопросов. Если есть возможность — прочитайте обязательно.

Calling All the Stations [итоги 2016 года]

Фильм года — The Nice Guys (Славные парни) [Runner-up: Hardcore Henry (Хардкор)]
Альбом года — Oxxxymiron — Горгород [Runner-up: Mick Gordon — DOOM OST]
Книга года — Михаил Никитин — «Происхождение жизни. От туманности до клетки» [Runner-up: John Sandford & Ctein – Saturn Run]
Игра года — Battlefield 1 [Runner-up: Overwatch]
Левая резьба года — Furi [Runner-up: Hyper Light Drifter]

Многие фильмы в этом году прошли мимо меня. Почти идеальный buddy movie The Nice Guys, отечественный «Хардкор», да новый Стар Трек — единственное, что могу вспомнить добрым словом. Зато плохих слов в избытке и тошнотворному Batman vs Superman, и чудовищному Suicide Squad, и даже Rogue One, сидя в кино на котором, я думал «Поскорее бы это мучение закончилось».

Еще запомнились три малобюджетных, но очень страшных фильма — американские The VVitch («Ведьма»), The Green Room («Зеленая комната») и австрийский Ich seh ich seh («Доброй ночи, мамочка»).

С музыкой проще. Чаще всего в этом году я слушал «Горгород», который как-то вот по-особому задел меня. Ну а саундтрек к свежему «Думу» настолько бодрый и клевый, и мрачный, и забойный, что не полюбить его невозможно. Кстати, почитайте интервью композитора Мика Гордона — там, в частности, он рассказывает, что игра адаптирует саундтрек под происходящее — т.е., когда вы выдавливаете глаза сотонячьему демону, то все громко и кроваво, а когда тыркаетесь по темным коридорам — все страшно и гнетуще. Для этого он писал треки из «кусочков», которые игра может вытащить и склеить на свое усмотрение. сначала была работа на синтезаторе, потом все обросло другими инструментами и эффектами.

Книги в этом году тоже проходили мимо меня, в основном я читал и перечитывал что-то старое. Книга «Происхождение жизни» мне напомнила прекраснейшую книгу Cosmos Карла Сагана — удивительное путешествие по современной науке, от микробиологии до астрофизики. Но у Михаила Никитина в книге еще и большое количество формул и терминов, так что читать было тяжелее — Саган в этом смысле читается легче. В этом же году, кстати, вышел русский перевод книги Pale Plue Dot («Голубая точка») Карла Сагана, своего рода продолжение «Космоса».

А Saturn Run, как и говорил, очень хороший и неглупый развлекательный фантастический роман.

Был хороший (и огромный) роман «Поклонение волхвов» Сухбата Афлатуни, небезынтересная двойная биография «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича, отличный HEX Томаса Олде Хьювельта, но, если честно, перечитывать или как-то возвращаться к ним не хочется

Еще хочется смачно плюнуть в лицо всем, кто на каждом углу верещал о романе «Маленькая жизнь» Ханьи Янагихары — такого дерьма я не читал со времен «Щегла» Донны Тарт. «Маленькая жизнь» — откровенная графомания, кривая слёзовыжималка, которую на полном серьезе может советовать только полоумный. Не ведитесь на это, пожалуйста.

Игры. Тут все просто. Начиная с мая я постоянно играл в Overwatch, с ноября я постоянно играю в Battlefield 1. Между ними втискивается хороший, но одноразовый Gears of War 4, теперь уже традиционные мои Madden NFL 17 и NHL 17, так и не пройденный до конца из-за нехватки времени (но прекрасный) Dark Souls 3, а также небольшие инди, которые как-то запали в душу — Firewatch, Virginia, Inside, Final Station, Enter the Gungeon.

Отдельно я выделил для себя две чем-то похожие игры Furi и Hyper Light Drifter — стильные и сложные, не прощающие ошибок игры, где вам надо становиться профессиональным параноидальным исследователем безумных миров (практически как у Хидетака Миядзаки, да).

В остальном — плохой год, хорошо, что он заканчивается.

Сейчас читаю книжку и узнал, что space probe по-немецки будет Raumsonde:

Eine Raumsonde ist ein unbemannter Raumflugkörper, der im Gegensatz zu Erdbeobachtungssatelliten und zu Weltraumteleskopen auf eine Reise zu einem oder mehreren Untersuchungsobjekten im Sonnensystem geschickt wird.

ERDBEOBACHTUNGSSATELLITEN!

China Miéville – The Last Days of New Paris

178609
The Last Days of New Paris доступен на Амазоне за $12,99

A blast, an acceleration, the distillate, the spirit, the history, the weaponized soul of convulsive beauty went critical.

It unfolded.

A whimper, a shriek, the burr of insects’ wings, the tolling of a bell, a city-wide outrushing, an explosion, a sweep and stream and a nova, megaton imaginary, of random and of dreams. That winnowing wind of Arnaud, of Lefebvre, Brassaï, Agar, Malkine, Aline Gagnaire and Desnos, Valentine Hugo, Masson, Allan-Dastros, Itkine, Kiki, Rius and Boumeester and Breton and all of them in all the world and all that they had loved and all that they’d ever dreamed up. A fucking storm, a reconfiguring, a shock wave of mad love, a burning blast of unconscious. Paris fell, or rose, or fell, or rose, or fell.

В 1941 году американский инженер, ученик Алистера Кроули активирует некое оккультное устройство. Странный предмет пробивает ткань реальности и открывает дверь между миром искусства и вселенной, где Вторая мировая продолжается и в 1950 г., а нацисты пытаются отбить Париж у призраков сюрреализма при помощи сил Ада. Главный герой, боец сюрреалистического Сопротивления Тибо, спасает от волков-столов американку-фотографа Сэм и они, сопровождаемые «изысканным трупом» Андре Бретона, оказываются втянуты в заговор нацистов-оккультистов.

По ощущениям, «Последние дни Нового Парижа» это как будто ты такой сильно накатил и с опозданием приходишь на какую-то модную выставку Джока Стерджеса в Музее современного искусства, а там уже все упоротые, по помещению носятся какие-то ряженые казаки и «Офицеры России» почему-то с голым задом, а по углам непонятные люди в нацистской форме пентаграммы рисуют.

Удивительная книжка совершенно.

9/10, обязательно почитайте.

csy-do3wiaaeimk

“Более 2,5 млн просмотров” (с мая этого года) это как какой-нибудь ролик Саши Спилберг за пару дней, да.

Детская книжка, от которой обосрешься

YaWuKHN3CzA

На прошедшем Комик-коне в Сан-Диего Стивену Кингу презентовали официальную детскую книгу про его персонажа Паровозика Чарли-Чу-Чу, книгу о котором читает Джейк в третьей части Темной башни “Бесплодные земли”.

Фото страниц.

Thomas Olde Heuvelt – HEX

Hex-by-Thomas-Olde-Heuvelt

Маленький город в штате Нью-Йорк уже триста лет терроризирует древняя ведьма Катэринэ фан Вайлер. Первые поселенцы, расселявшиеся из (тогда еще) Нового Амстердама, заподозрили ее в колдовстве, воскрешении мертвых и, недолго думая, крикнули «ДА ТЫ ВЕДЬМА!» и повесили ее.

Катэринэ, правда, на самом деле оказалась ведьмой, поэтому восстала из мертвых и начала заниматься всякими своими ведьмовскими делами: порча скота, доведение до самоубийства, превращение воды в ручье в кровь, сами знаете. Сладить с ней удалось только спустя время — несколько священников каким-то образом зашили ей глаза и рот, строго-настрого запретив когда-либо снимать швы.

А город, тем временем, превратился в закрытое территориальное образование, живущее по специальному уставу под надзором организации HEX. К 2012 году (время действия книги) город завесили камерами, интернет-трафик фильтруется что твоим Роскомнадзором (шутка про «what it is, fucking Moscow?» присутствует), всем розданы специальные айфоны с приложением для отслеживания ведьмы.

Въехать в город можно, выехать — никогда.

В итоге нескольким пóдросткам такое положение дел надоедает, они решают нарушить молчание и, конечно, shit hits the fan.

В отличие от многочисленных эпигонов Стивена Кинга (см., например, бесталанного графомана Джо Хилла, собственно, сына Кинга), автор HEX все понял правильно и сделал акцент не на сверхъестественном, а на людях.

Ужас книги не в ведьме, тихонько людоедствующей по местным лесам с 17 века и превратившейся в некий предмет мебели для горожан, а в людях, постепенно сходящих с ума и утягиваемых на дно medieval practices, вроде публичной порки трех охламонов, побивавших ведьму камнями.

В конце [спойлер] книга уже напоминает смесь Pet Sematary и Carrie, которые тоже не про старое индейское кладбище и телекинез, а про людей.

Я смело даю HEX 9 обкокаиненых Стивен Кингов из 10 и горячо и искренне рекомендую.

(Сериал по книге уже в производстве, так что читайте, пока не испохабили).

John Sandford & Ctein – Saturn Run

5654c4968d9b1.image

“American Arts” was also known informally as the “College of Dilettantery”, and those who left with degrees could reliably identify both a Masaccio and a Picasso, manually expose a photograph, make a short film, discuss both Italian and Scandinavian furniture, dance, make him/herself understood in French, Italian, and Spanish, and play guitar and piano. Orbital calculations, not so much.

Бросайте все и срочно читайте Saturn Run Джона Сэндфорда и его соавтора Ctein.

Очень крутая и смешная книжка про балбесов, которые на космическом корабле, названном Richard M. Nixon (In recognition of the President, who first brought the Americans and Chinese into ongoing cooperation), мчат к Сатурну, стремясь быстрее китайцев добраться до инопланетного корабля и захватить чужие технологии.

В книжке прекрасный темп и очень крутой юмор (shutting up academics is like trying to herd cats). Размышления на тему двигателей (что лучше – термоядерный двигатель, разом придающий импульс, или электрически-плазменный, придающий постоянное ускорение?) переходят в экшн, веселье, угар и описание изматывающей бюрократии. Персонажи яркие, запоминающиеся (например, вполне гибсоновский спецназовец с PTSD, пристроенный лаборантом в университет), при этом подход авторов нестандартен – моднейшая журналистка, которая в любой другой книге была бы одной из центральных героинь, здесь на вторых ролях, а нагнетаемая в какой-то момент паранойя о возможном саботаже и промышленном шпионаже, как это обычно и бывает, просто проходит.

Очень, очень круто.