Crackdown 3 is a disgrace

Первые две части Crackdown прошли мимо меня – когда они выходили, у меня еще не было Xbox 360. А когда консоль появилась, я подсел на Gears of War, играл в новинки и особого желания изучать какие-то старые эксклюзивы не было. Поэтому застрявшую на 10 лет в девелоперском аду Crackdown 3 я особо и не ждал, но это же значимый эксклюзив Microsoft! Столько лет в разработке, столько идиотской рекламы, внимания на E3, должно же быть что-то вменяемое? Щас!

Crackdown 3 – абсолютно устаревшая игра, в которой нет ничего из современных игр с открытым миром. Детям из интернета не нравятся живой мир, дополнительные задания, физика, персонажи, прокачка, крафт, вышки из юбисофтодрочилен? Ну вот, так все выглядело раньше, лучше, все хорошо, все нравится?

Мультиплеер вынесен в отдельное приложение Wrecking Zone и он такой же пустой, как и сюжетная игра – два режима (Confirmed Kill и Zone Control), три карты, два десятка персонажей, которые ничем друг от друга не отличаются, и некоторое количество стволов, которые тоже более-менее одинаковые. Прогрессии, метаигры, командного взаимодействия нет, вообще ничего нет.

Обычный матч выглядит примерно так: прыгаешь и пытаешься первым поймать противника в автоприцел:

Разобраться, что происходит, трудно, да и незачем. После второго матча игра все равно жутко надоедает и удаляется с консоли.

Microsoft, проснись, ты серишь!

Один лишь дедушка Путин

Прочитал, наконец, статью Суркова, с которой все так носятся.

Сама статья — очень слабая и поверхностная дугинщина, как будто В.Ю. очень хочет, чтоб его взяли в Южинский кружок, но и кружка уже давно нет, да и сам В.Ю. там никому не нужен. В тексте без литературного стиля Александра Гельевича остается только полугипнотическое завывание представителя политической элиты про вечного Путина, великого Бога-Императора на Золотом Троне.

Попытка забрать термин «путинизм» у противоположного лагеря, превратить в описательную характеристику, едва ли сработает: слишком сильна ассоциация с истеричными полудурками, да и что такого уникального? «Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно — уникальное и главное достоинство государства Путина».

Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно — уникальное и главное достоинство государства Трампа. Меркель. Макрона. Орбана. Мэй. Мадуро.

Неубедительно. Со слушанием беда, с пониманием еще хуже.

Вот настоящая проблема: гипноз Суркова автоматически трансформируется в легализацию застоя. Описания видения будущего по-прежнему нет. Задаешь вопрос: «А дальше-то что?» . В ответ все тот же бубнеж про уникальность строя, пути(на) и крепость в осаде.

Это если еще не вспомнить, что как только представители власти начинают говорить, что все идет по плану, то все рушится.

Хорош разве что тейк про вмешательство в мозг: «Чужеземные политики приписывают России вмешательство в выборы и референдумы по всей планете. В действительности, дело еще серьезнее — Россия вмешивается в их мозг …».

Впрочем, как мы поняли на примере одной восточноевропейской помойки на границе с Россией, «от противного» как национальная идея нежизнеспособна.

Сразу после смерти Децла слетелось огромное количество падальщиков, от Дмитрия Борисова и прочих Малаховых до маразматичной бабки Пугачевой. И вот от этого мне как-то грустно.

Не знаю, каким уж голосом поколения был Децл, я, в основном, помню постоянные шутки и бесконечные надписи на стенах “Рэп – кал” (рядом со значком анархии, естественно) и “Децл – лох”.

Но вот “Мои слезы, моя печаль” или “Вечеринка у Децла дома” прочно влиты в мою картинку нулевых, средней школы, “Пепси – пейджер – Эмтиви” и всего такого.

А голосом поколения были скорее “Рабы Лампы” какие-нибудь.

Обычно максимально сдержанные “Ведомости” иногда дают натурально Ъ:

– Как считают по канализации?
– Там объемы же сливаются, их можно померить, примерно известно, сколько расходует один человек. А по электроэнергии считать невозможно, потому что крадут. Очень сложно устроенная система.

– А на говне не крадут?
– Может быть, и на говне промышляют, но мы этим не занимались.

Социолог Симон Кордонский: «В переписи населения нет предпринимателей»